Среда, 22.11.2017, 17:23
Главная= = Регистрация = = Вход
cript>

ЛаГГ-3

 

В 1939 г. Сталин лично занялся пробле­мами истребительной авиации - в ВВС не имелось современных одномоторных истре­бителей-монопланов. Был объявлен беспре­цедентный конкурс, в котором наряду с ма­ститыми конструкторами принимали участие совершенно безвестные молодые люди с дипломами авиационных инженеров. Были представлены десятки проектов, часть из них реализовали в виде опытных само­летов. Победителями стали три летательных аппарата: МИГ-1, ЛаГГ-1 и Як-1. Самолет ЛаГГ-1 проектировался под руководством трех специалистов Наркомата авиационной промышленности Владимира Горбунова, конструкторов Семена Лавочкина и Миха­ила Гудкова. Впоследствии из триумвирата остался один Лавочкин, обозначение само­летов сменилось с ЛаГГ на Ла.

Истребители МиГ и Як имели традици­онную для того времени смешанную конст­рукцию: дерево, металл, перкаль. ЛаГГ был выполнен цельнодеревянным, из так называемой «дельта-древесины» - древесины, пропитанной особыми смолами. Конструк­ция получилась более тяжелой, но и более прочной, более устойчивой к боевым по­вреждения и гораздо менее пожароопасной (дельта древесина не горела, а только обуг­ливалась). Двигатель - мотор жидкостного охлаждения М-105П мощностью 1100 л.с. Первоначальный вариант вооружения вклю­чал 23-мм пушку МП-6 и два 12,7-мм пуле­мета УБ конструкции Березина. Прототип совершил первый полет в марте 1940 г., а в декабре уже началось серийное производ­ство ЛаГГ-3. К началу вторжения немецко-фашистских агрессоров немногие строевые полки успели получить и освоить ЛаГГ-3. Государственные испытания истребителя

В декабре 1941 г. Александр Зайцев в те­чение недолгого срока командовал 760-м ИАП (вновь сформированный полк имел на воору­жении «Харрикейны»), в апреля 1942 г. он опять стал командиром своей старой 3-й эс­кадрильи 145-го ИАП. Александр Зайцев раз­бился 30 мая 1942 г., осваивая «Аэрокобру».

Вернемся в лето 1941 г. 5-й истребитель­ный авиационный полк Краснознаменного Балтийского флота стал очередным полком, получившим ЛаГГи. В начале войны эскад­рильи полка базировались на аэродромах Прибалтики, между Таллинном и Ленингра­дом. Первые воздушные бои с германски­ми и финскими истребителями пилоты 5-го ИАП КБФ провели, летая на И-15бис и И-16. За отличия в боях 18 января 1942 г. 5-й ИАП КБФ был преобразован в 3-й гвардей­ский истребительный авиационный полк. К этому времени полк полностью был пере­вооружен самолетами ЛаГГ-3, первые из которых поступили еще в конце лета 1943 г. ЛаГГи находились на вооружении 3-го ГИАП до середины 1943 г., когда их смени­ли истребители Ла-5.

Двое пилотов 5-го ИАП КБФ добились некоторых успехов, летая на ЛаГГ-3, пер­вым был Георгий Костылев. В июне 1941 г. Костылев носил петлицы старшего лейте­нанта, он уже имел опыт финской войны. Четыре первые победы Костылев одержал на И-16, прежде чем пересел на ЛаГГ-3. 16 сентября на ЛаГГ-3 старший лейтенант Кос­тылев сбил над Кронштадтом Ju-87, став та­ким образом асом. До конца месяца свежеис­печенный ас сбил еще два бомбардировщика Ju-88. Костылев был сбит 5 февраля 1943 г., остался жив, но получил ранение в руку.

К апрелю 1943 г. Георгий Костылев вы­полнил 223 боевых вылета и провел 59 воздушных боев. На его счету значилось девять личных и 34 групповых победы. 23 октября 1942 г. Костылев был удостоен звания Ге­рой Советского Союза. С мая по октябрь Костылев летал на утюге под названием «Харрикейн», однако в ноябре вновь пере­сел на ЛаГГ-3. Результат не замедлил ска­заться: в одном бою 7 ноября ас сбил пару Юнкерсов.

В феврале 1943 г. Костылев попал в се­рьезную передрягу. Героя-летчика пригла­сили на званый обед. Шикарный стол с кол­лекционными винами и изысканными закус­ками возмутил аса - дело происходило в блокадном городе, где ценилась на вес золота даже крошка засохшего хлеба. Среди приглашенных помимо Костылева были ге­нералы и партийные бонзы Города трех ре­волюций. Случился скандал. Костылева на­правили в штрафбат, где он провоевал ме­сяц. Не без помощи своего друга команди­ра 4-го ГИАП КБФ Василия Голубева Костылев вернулся в авиацию, но не в свой ста­рый полк, а в полк Голубева. 4-й ГИАП был вооружен истребителями Ла-5.

В конце августа 1943 г. Костылева пол­ностью реабилитировали, вернули все на­грады. Аса часто спрашивали, почему у него столько групповых побед и сравнительно не­много личных. Костылев обычно отвечал, что главное научить молодых воевать, дать им почувствовать вкус победы. А лучший вкус победы - сбитые самолеты противника.

Первый боевой вылет в составе 4-го ГИАП КБФ Костылев выполнил 21 апреля 1943 г. и сразу же добился успеха: сбил финс­кий Фиат G.50. Летая на Ла-5 в составе 5-го ГИАП Костылев одержал в воздушных боях девять побед, в том числе сбил три Fw-190.

В октябре 1943 Георгий Костылев по­лучил назначение на должность инспекто­ра истребительной авиации ВВС КБФ, ему было присвоено воинское звание майор. Во время поездок по полкам ас умудрялся вы­полнять боевые вылеты, его боевой счет потихоньку рос. До конца войны Георгий Костылев выполнил 418 боевых вылетов и провел 112 воздушных боев. Точное число побед аса не известно, считается, что на сче­ту у Костылева 22 личных и 34 групповых победы, однако совершенно достоверно из­вестно, что многие сбитые Костылев запи­сывал молодым пилотам.

Другим известным асам, начинавшим войну в 5-м ИАП КБФ, был Игорь Каберов. Каберова не хотели брать в военную авиа­цию по медицинским показаниям. Юноша научился летать на планере, затем на само­лете. Некоторое время работал летчиком-инструктором в аэроклубе Осоавиахима. Из аэроклуба Каберов прорвался в школу мор­ских летчиков. Июнь 1941 г. застал лейте­нанта Каберова в 5-м ИАП КБФ, имевшим на вооружении истребители И-16. В авгус­те молодой летчик одержал свою первую победу в воздушном бою.

В конце августа личный состав эскадри­льи, в которой служил Каберов, был направ­лен в Горький для получения самолетов ЛаГГ-3. Новый самолет очень понравился пилоту, Каберов - один из немногих советских летчи­ков, сумевших в полной мере раскрыть воз­можности «маленького деревянного чуда» и влюбившихся в него. Даже полетав на Як-1, Каберов остался верным ЛаГГу.

Первый боевой вылет на ЛаГГ-3 Игорь Каберов выполнил утром 10 сентября 1941 г. в кампании с Георгием Костылевым и Владимиром Халдеевым (Халдеев был ко­мандиром эскадрильи). Тройка ЛаГГов пе­рехватила разведчик Hs-126. Халдеев ата­ковал «костыль»-корректировщик, но сам подвергся атаке пары Bf.109. Каберов ин­стинктивно бросил свой самолет между ЛаГГом Халдеева и мессерами, сорвав ата­ку последних. Между тем, пилот Хеншеля резким маневром вышел из-под удара комэска, а мессера зашли во вторую атаку, на сей раз со стороны солнца. На сей раз немец­ким летчиком казалось сопутствовал успех: ЛаГГ-3 сорвался в нисходящую спираль. Перед самой землей советский истребитель вышел из спирали и атаковал Хеншель в брюхо. Hs-126 был сбит, после чего тройка ЛаГГов немедленно покинула район воз­душного боя.

Летчики толком не успели передохнуть после напряженной схватки, как в небо взви­лась сигнальная ракета: «Взлет». Тройка в том же составе перехватила три шедших без эскорта истребителей бомбардировщика Ju-88. Немецкие самолеты держали курс на аэродром базирования 5-го полка. Обнару­жив истребители, два бомбардировщика спикировали к земле в надежде прорваться к цели на малой высоте, а третий бомбер наоборот полез за облака. Полез он туда не по своей воле - на хвосте Юнкерса плотно висел ЛаГГ Каберова. Из облаков Каберов вывалился в идеальной позиции для стрель­бы - четко в хвосте Юнкерса. Оставалось нажать на гашетку, что пилот и сделал с ог­ромным удовольствием. Юнкере упал в трех километрах от аэродрома.

В тот день Каберов выполнил семь бое­вых вылетов. Усталость была столь велика, что пилот заснул в кабине самолета на рулежке после седьмой за день посадки. День 11 сен­тября стал еще более тяжелым, в одном из боев 11 сентября Каберов сбил Hs-126.

Через двое суток эскадрилье пришлось спешно перебазироваться в Ленинград, так как аэродром начала обстреливать немецкая артиллерия. 14 сентября летчики увеличил свой боевой счет, сбив Bf. 109.

16 сентября люфтваффе, в основном силами Ju-87 из StG-2, предприняли масси­рованный налет на корабли Балтийского флота, стоявшие на рейде Кронштадта. В отражении налета принимала участие в том числе и эскадрилья, к которой служил Ка­беров. Каберов взлетел последним на толь­ко отремонтированном ЛаГГе. Левая стой­ка шасси после взлета не убралась. Каберов получил по рации приказ садится, но попро­бовал решить проблему выпустив и убрав повторно шасси. Со второй попытки шасси убрались нормально.

На подходе к Кронштадту Каберов об­наружил огромное количество пикирующих бомбардировщиков Ju-87, которые сопро­вождали истребители прикрытия. При захо­де в атаку на ЛаГГе вновь выпала левая стой­ка шасси. Тем не менее. Каберов выпустил очередь по пикировщику. Советский истре­битель с выпущенной стойкой шасси казал­ся легкой добычей для пилотов мессершмиттов. Один мессер немедленно зашел в хвост ЛаГГу. На помощь Каберову пришел Матвей Ефимов, очень вовремя заваливший немецкий истребитель. Каберов благопо­лучно вернулся на аэродром базирования. Ожесточенные воздушные бои в небе Крон­штадта продолжались неделю.

2 ноября началась эвакуация гарнизо­на Ханко, изолированного далеко в тылу противника. Ефимов, Костылев и Каберов в числе других пилотов выполнили несколь­ко боевых вылетов на прикрытие кораблей и транспортов с эвакуируемыми. В одном из таких полетов Каберов заметил одиноч­ный бомбардировщик СБ, шедший встреч­ным курсом с почему-то выпущенными стойками шасси. Обычно бомбардировщи­ки СБ действовали только в темное время суток и не летали с выпущенным шасси.

Поскольку требовалось соблюдать ти­шину в радиоэфире, Каберов не имел воз­можности обратить внимание коллег на странный самолет, который явно летел в Выборг. Каберов решил действовать само­стоятельно. Он подошел к СБ поближе, пос­ле чего с удивлением увидел на плоскостях крыльев опознавательные знаки финских ВВС! Атаки не получилось - ЛаГГ проско­чил веред, но во втором заходе балтийский ас сбил бомбардировщик. Как оказалось, за боем наблюдали с земли, командование ка­кого-то подразделения Красной Армии по­торопилось доложить о сбитом истребите­лем ЛаГГ-3 советском бомбардировщике. На аэродроме Каберов с нетерпением ожидал особист. Летчика арестовали, но ненадолго: стрелок СБ был взят в плен, им был финн. В полк поступила новая телеграмма, в которой говорилось о том, что СБ был финским. Каберова освободили из-под ареста.

В конце 1941 г. полк, в котором служил Каберов, начал патрулировать воздушное пространство над Дорогой жизни, ледовой трассой, которая связывала Ленинград с Большой Землей. Первый день нового 1942 г. Игорь Каберов отметил сбитым Bf. 109. 31 января Каберов перехватил над Ладожским озером два мессершмитта и сбил один из них. В свою очередь снаряд, выпущенный из пушки немецкого истребителя попал в радиатор ЛаГГа. Каберову пришлось выпол­нить вынужденную посадку. Уже на вырав­нивании ЛаГГ неожиданно резко клюнул носом и рухнул на землю. Самолет был раз­бит, но летчик не пострадал. Едва Каберов выбрался из кабины, как попал в плен. Крас­ноармейцы не сильно разбирались в типах самолетов, зато неплохо владели русским устным, на котором пилот популярно рас­сказал бойцам об их родственниках. Знание летчиком родословной совершенно незнакомых людей произвело на бойцов огром­ное впечатление и помогло в полной мере осознать ошибку.

ЛаГГ рухнул на землю, зацепив за неза­меченную пилотом линию электропередачи. При падении самолет буквально развалил­ся на части: отломились консоли крыла и хвостовое оперение. Каком образом уцелел летчик - совершенно непонятно! Каберов вернулся на аэродром, где по исконно рус­ской традиции выпил 100 граммов водки: «Ну, с возвращением». Друзья сказали пилоту: «Ты не мог погибнуть, ведь кроме тебя в полку никто не умеет играть на гармошке!» Как из­вестно, Красная Армия смогла победить в вой­не только благодаря водке и гармони!!!

В декабре истребитель Каберов (ЛаГГ-3 с бортовым номером «88» красного цве­та) разбил молодой летчик. На вооружение полка между тем поступили «Харрикейны». Русские летчики терпеть не могли эти зна­менитые британские самолеты. Мало кому удавалось одерживать на этих утюгах побе­ды в воздушных боях. Активность финских истребителей в тот период на этом участке фронта была низкой. У разведки появилась информация об использовании финнами трофейного истребителя И-153 с советски­ми опознавательными знаками.

В один из дней Каберов в паре с Костылевым получили задание перехватить истре­бители противника, подходившие к Крон­штадту на высоте 5000 м. Каберов самоле­тов противника в указанном районе не об­наружил, зато заметил одиночную «Чайку», шедшую на малой высоте над Балтикой в направлении аэродрома 4-го ГИАП КБФ. Каберова и Костылева не смутили красные звезды на крыльях биплана: Костылев ата­ковал и сбил «Чайку». И-153 упал на гра­нице аэродрома.

Оба советских летчика немедленно при­землились, уверенные, что спасли от вне­запного удара свой аэродром. Увы, в кабине И-153 находился не финский летчик, а на­чальник штаба 4-го ГИАП КБФ майор Бискуп, который облетывал истребитель после ремонта. Майор не пострадал, но «Чайку» ремонтировать еще раз смысла не имело.

Несколько последующих месяцев Кабе­ров летал на «Харрикейне». ЛаГГи полк получил только в октябре. Среди поступив­ших в полк отремонтированных самолетов был и любимый ЛаГГ Каберова с бортовым номером «88». Летчик с радостью пересел на свою старую машину!

12 января 1943 г. началась наступатель­ная операция Красной Армии, направленная на прорыв блокады Ленинграда. Актив­ность авиации с обеих сторон резко возрос­ла. Каберов пополнил свой боевой счет сби­тыми лично истребителем Bf. 109, бомбар­дировщиком Ju-88 и паройBf.110. Еще две победы ас разделил с молодым летчиком, которого он учил искусство воздушного боя. В одном из боевых вылетов стрелок сJu-88 и повредил двигателя ЛаГГа Каберова. Летчик посадил истребитель на брюхо.

Летчикам пока поставили задачу при­крывать переправу через Неву. 10 февраля пятерка Лагов во главе с Каберовым (ведо­мые Шестопалов, Шилков, Царев и Прасо­лов) вступила в бой с шестеркой Bf. 109 и парой Fw-190. Каберов при казал Цареву и Прасолову набирать высоту и быть готовы­ми отразить внезапную атаку других истре­бителей противника. Немцы часто практи­ковали внезапные атаки сверху на советс­кие самолеты, уже связанные боем.

Шилков быстро попал под удар Fw-190. Каберов пошел в лобовую атаку на фоккер. Противники стремительно сближались, ведя друг по другу огонь из всех бортовых то­чек. Нервы советского пилота оказались крепче: в последний перед казалось неми­нуемым столкновением миг, немец взял руч­ку на себя. Каберов вспорол пулями и снарядами брюхо Fw-190. Немецкий истреби­тель задымил, остальные вышли из боя. Это была 28-я победа Каберова.

Летом 1943 г. 4-й ГИАП КБФ был пере­вооружен более современными истребите­лями. Первая эскадрилья получила Як-1, вторая (в ней служил Каберов) и третья -Ла-5. Ла-5 был единственным истребителем, который Каберов считал лучше ЛаГГ-3. Первые боевой вылет на Ла-5 Каберов вы­полнил 18 июля - истребители прикрывали штурмовики Ил-2. Через шесть дней Игорь Каберов был удостоен звания Герой Совет­ского Союза.

Последняя победа аса стала и самой нео­бычной. Эскадрилья Каберова базировалась на Сескаре, ему понадобилось слетать на основной аэродром базирования полка. В полк надо было попасть также инженеру эскадрильи. Каберов посадил технаря в фюзеляж своего истребителя - обычная практика. На маршруте одинокий Лавочкин подстерегла четверка мессеров. Каберову пришлось принять в бой. Один Bf. 109 бал­тийский ас сбил сходу, однако потом ему пришлось туго. К счастью вовремя подошли Яки, Каберов смог выйти из боя. Каберов был настолько увлечен схваткой, что забыл про техника в фюзеляжа. Летчик крайне удивился когда на аэродроме из фюзеляж его истребителя вылез человек!

18 августа 1943 г. Игоря Каберова ото­звали с фронта и назначали инструктором. Он оставался на должности инструктора до конца войны в Европе, затем принял учас­тие в короткой войне с Японией. Всего Игорь Каберов сбил 29 самолетов против­ника, 11 лично и 18 в группе.

Андрей Кулагин окончил летную шко­лу весной 1942 г., в июле получил назначе­ние в 249-й ИАП (с февраля 1944 г. 163-й ГИАП). Полк был вооружен истребителя­ми ЛаГГ-3. Молодой летчик не мог одержать победы в воздушном бою очень длительное время. Первый сбитый занесли на личный счет Кулагина лишь 27 марта 1943 г. Кула­гин сбил ведущего четверки Bf. 109, кото­рые штурмовали позиции советских войск. Теперь боевой счет пилота стал пополнять­ся регулярно.

В январе 1944 г. летчики 249-го полка привлекались к полетам на ночные перехва­ты бомбардировщиков противника - очень сложная задача для лишенных радаров од­номестных ЛаГГов. Тактика действия ис­требителей ЛаГГ-3 была аналогична той, которую использовали в 1941-1942 г.г. пи­лоты британских «Харрикейнов» и в 1944-1945 г. немцы на Bf. 109 и Fw-190 из под­разделений Wilde Sau.

Летчики ЛаГГов получил с земли общее направление на самолеты противника, пе­рехват выполнялся во взаимодействии с зе­нитными прожекторами. Кулагин отличил­ся в этих полетах: на его счету семь сбитых ночью бомбардировщиков Не-111. К февра­лю 1944 г. Андрей Кулагин выполнил 320 боевых вылетов, провел 106 воздушных боев, сбил 22 самолета лично и четыре в группе; 1 июля 1944 г. он был удостоен зва­ния Герой Советского Союза.

В конце 1944 г. 163-й ГИАП перевоору­жили с ЛаГГ-3 на Ла-5. Войну Кулагин закончил командиром эскадрильи в звании капитана. Он выполнил 762 боевых вылета, провел 146 воздушных боев, сбил лично 32 самолета противника и семь в группе. 26 побед ас одержал, летая на ЛаГГ-3 - один из лучших, если не лучший, результат в ВВС! Кроме того, Кулагин стал самым ре­зультативным летчиком-ночником советс­ких ВВС,

Подобно 163-му ГИАП, 88-й ИАП так­же летал на ЛаГГ-3 почти до середины 1944 г. Первые ЛаГГ-3 88-й полк получил в но­ябре 1942 г., полк сражался на Северном Кавказе и Южной Украине. 5 февраля 1944 г. был преобразован в 159-й гвардейский истребительный авиационный полк. Первые Ла-5 полк получил в мае 1944 г. Девять лет­чиков полка стали Героями Советского Со­юза, не менее 15 - асами.

Одним из этих асов был Василий Максименко, окончивший авиационное учили­ще в Оренбурге в 1938 г. Боевое крещение летчик получил во время освободительно­го похода Красной Армии в Западную Ук­раину и Западную Белоруссию. Июнь 1941 г. застал Максименко в 88-м полку. Прежде чем Максименко сбили под Моздоком 25 августа 1942 г., он успел выполнить 250 бо­евых вылетов и сбить семь самолетов про­тивника. Летчик остался жив, а 23 ноября того же года был удостоен высокого звания Герой Советского Союза. Указ о своем на­граждении Василий Максименко прочитал в госпитале.

К моменту возвращения Максименко в строй, 88-й полк был перевооружен истреби­телями ЛаГГ-3. В августе 1943 г. Максименко стал майором и был назначен на должность командира полка. В начале 1944 г. известно­му пилоту вручили именной ЛаГГ-3 с надпи­сью «Герою Советского Союза Максименко В.И. от земляка рабочего завода «Главармалит» Гончаренко М.М.» Максименко недолго летал на этом самолете, поскольку в мае

1944 г. полк получил Ла-5. С лета 1944 г. и до конца войны 159-й ГИАП действовал в составе 2-го Белорусского фронта. Всего за войну Василий Максименко выполнил 516 боевых вылетов и сбил 17 самолетов про­тивника лично и восемь в группе.

Еще одним выдающимся летчиком 88-го ИАП являлся Василий Князев. Этот опытный пилот накануне войны командовал звеном. Уже на вторые сутки войны Князев сбил на И-16 бомбардировщик Ju-88. Первая победа, занесенная на боевой счет Князева, стала и первой победой, занесенной на счет полка.

За первые два года войны Князев выполнил 576 боевых вылетов и провел 122 воз­душных боя. 24 августа 1943 г. Князев стал Героем Советского Союза, на его счету чис­лилось 11 личных и девять групповых по­бед. Василий Князев сражался на Северном Кавказе, над Кубанью, южной Украиной, Восточной Пруссией, войну закончил в Бер­лине. Ас выполнил за войну 1088 боевых вы­летов (очень немногие летчики-истребители всех воющих стран, включая германских «эк­спертов», могут сравниться с Князевым по числу боевых вылетов), провел 139 воздуш­ных боев, сбил 29 самолетов противника лич­но и не менее девяти в группе.

Кабардиней Кубати Карданов также пришел в 88-й полк еще до войны. Первую победу Карданов одержал 13 июля 1941 г. К июню 1943 г. он выполнил 550 боевых вы­летов, провел 90 воздушных боев, сбил семь самолетов противника лично и 12 в группе. Курбанов отличился также при штурмовках наземных войск: на его счету числилось два уничтоженных танка, 127 грузовиков, семь пушек и 13 зениток. 24 августа 1943 г. Ку­бати Карданову было присвоено звание Ге­рой Советского Союза.

В одном из полетов конца ноября 1943 г. Карданов патрулировал воздушное про­странство, когда услышал по радио просьбу о помощи, исходившую от экипажа развед­чика Пе-2, атакованного вражескими истре­бителями. Карданов во главе звена устре­мился к «пешке». Разведчик атаковало сра­зу шесть Bf.109. В короткий срок кабарди­нец сбил два истребителя противника, но и сам получил ранение в левую руку. Тем не менее, Карданов не вышел из боя. Пе-2 и все четыре ЛаГГа благополучно вернулись на свои аэродромы. Ранение оказалось тяжелым - Кар­данов после своего 663-го боевого вылета про­вел в госпиталях больше года.

В полк ас вернулся в начале 1945 г. Вра­чи разрешили Карданову летать только на По-2. Естественно запрет был нарушен не­медленно - последние боевые вылеты Кар­данов выполнил на Ла-5 в небе Кенигсбер­га. Всего Курбати Карданов совершил бо­лее 700 боевых вылетов, сбил 17 самолетов противника лично и 12 в группе.

Лейтенант Евгений Пылаев прибыл в 88-й ИАП в августе 1942 г., ранее он в тече­ние двух лет служил в авиационном учили­ще инструктором. Свое мастерское владе­ние истребителем И-16 Пылаев продемон­стрировал уже в первую неделю пребыва­ния на фронте - сбил два мессершмитта 109.

В ноябре вместе с другими летчиками полка Пылаев освоил ЛаГГ-3. 3 июня 1943 г. летчик провел свой самый успешный воз­душный бой. Пылаев возглавлял шестерку ЛаГГов. Ведомыми летело пятеро молодых необстрелянных летчиков. Пилоты надеялись на рутинное патрулирование над Ку­банью, но их ждала встреча с сотней пики­рующих бомбардировщиков Ju-87 и истре­бителей Bf.109. Помимо ЛаГГов в бою при­нимали участие восемь истребителей Як-1 из 42-го ГИАП. Яки связали боем мессершмитты, а ЛаГГи атаковали «лаптежников». В первой же атаке Пылаев сбил один пикиру­ющий бомбардировщик, а летчик еще од­ного Ju-87, уклонясь от атаки, столкнулся с другой «штукой».

Первая группа пикировщиков рассыпа­лась и неприцельно сбросила бомбы. Пылев со своими орлами атаковал вторую вол­ну бомбардировщиков. Всего в том памят­ном бою Пылаев сбил четыре пикирующих бомбардировщика, а все пятеро «желторо­тых» сбили по одной «штуке».ЛаГГи без потерь вернулись на аэродром.

В ноябре 1943 г. Пылаев стал капитаном и получил назначение на должность замес­тителя командира полка по воздушно-стрел­ковой подготовке. К моменту перевооруже­ния полка на Ла-5 в мае 1944 г. Пылаев вы­полнил 285 боевых вылетов, провел 94 воз­душных боя, сбил 16 самолетов противни­ка лично и четыре в группе, еще как мини­мум один вражеский самолет ас уничтожил на земле. Евгению Пылаеву Указом от 26 октября 1944 г. было присвоено звание Ге­роя Советского Союза.

В августе 1942 г. в 88-й полк пришел еще один будущий ас - лейтенант Афанасий Лукин. Лукин закончил летное училище в 1939 г. и был оставлен в нем инструктором. В ноябре 1943 г. капитан Лукин стал командиром эскадрильи. 21 ноября 1943 г. Лукин во главе восьмерки ЛаГГов провел воздуш­ный бой с группой Ju-87, которую сопро­вождало восемь Bf. 109. В воздушном бою комэск лично сбил пару «лаптежников» и повредил третий. Кроме того, Лукин сбил один Bf. 109. Один ЛаГГ получил в бою по­вреждения, среди пилотов потерь не было. Афанасий Лукин стал Героем Советско­го Союза 26 октября 1944 г. К этому време­ни он выполнил 325 боевых вылетов, про­вел 120 воздушных боев, сбил 14 самолетов лично и четыре в группе. Осенью 1944 г. Лукина отозвали с фронта для обучения в Военно-воздушной академии.

Павел Камозин закончил авиационное училище в 1938 г., затем служил летчиком-инструктором. Июнь 1941 г. застал молодо­го лейтенанта в 269-м полку, имевшим на вооружении истребители И-153 «Чайка». В своем самом первом боевом вылете Камо­зин был ранен в ногу, но ранение оказалось не тяжелым. Камозин сражался на истреби­телях Поликарпова до перевооружения полка ЛаГГами. Повоевать на ЛаГГах, однако тогда Камозину не пришлось - его вновь направили на инструкторскую работу. В полк летчик вернулся почти через год, но уже в первом боевом вылете над Туапсе Камозин сбил Bf. 109.

В боевом вылете 19 июля 1942 г. Камо­зин возглавил пятерку ЛаГГ-3. Над Шаумя­ном, Северный Кавказ, пятерка советских истребителей вступила в бой с шестью Bf. 109. Камозин сразу сбил одного мессера, второй германский самолет уничтожил кто-то из ведомых. Немцы по радио вызвали подмогу - к месту схватки подтянулось еще 15 Bf. 109. Камозин сбил еще двух, все со­ветские истребители вернулись на базу.

Свои лидерские качества Камозин в оче­редной раз продемонстрировал в бою 7 ок­тября 1942 г., когда он возглавлял пятерку ЛаГГов из своего полка и пару приблудных Яков из 518-го ИАП. Сталинские соколы перехватили 11 пикировщиков Ju-87, кото­рые шли под охраной четырех Bf.10 и ше­сти Bf. 109. Камозин и его ведомый в пер­вом же заходе сбили по одномоторному мес­серу, а другие летчики зажгли две «штуки». В бой вступило еще шесть Bf.l09. К концу боя Камозин сбил три Bf. 109, а всего нем­цы потеряли шесть Bf. 109 и два Ju-87. По­тери советской стороны составили три ис­требителя и один пилот.

В следующем месяце Камозин записал на свой счет два Bf.l09 и один Bf.ПО. 1 мая 1943 г. он был удостоен звания Герой Со­ветского Союза. В мае 1943 г. капитана Камозина перевели командиром эскадрильи в вооруженный «Аэрокобрами» 66-й ИАП. К этому времени Камозин совершил на ЛаГГ-3 более 100 боевых вылетов и сбил 17 са­молетов противника лично и семь в группе, став вторым по результативности (после Андрея Кулагина) пилотом ЛаГГ-3. Всего же за войну Павел Камозин выполнил бо­лее 200 боевых вылетов, провел 70 воздуш­ных боев, сбил 35 самолетов лично и 13 в группе.

Дмитрий Тормахов закончил авиацион­ное училище в июне 1942 г. Сержант Тор-махов получил назначение в 269-й ИАП (полк базировался в Лазоревском, под Сочи) в январе 1943 г. Удача улыбнулась парню -его взял к себе ведомым Камозин.

Свою первую победу Тормахов одержал 4 февраля, сбив северо-западнее Геленджи­ка истребитель Bf.109. Через 18 дней моло­дой летчик принял участие в знаменатель­ной схватке. Камозин и Тормахов перехва­тили пару Bf.109, которая атаковала штур­мовики Ил-2. Как ужас, летящий на крыль­ях ночи, набросились славные летчики на фашистских агрессоров. Короткой очередью зажег Камозин один мессершмитт, а второй в панике скрылся в облаках.

Довольные Камозин и Тормахов раскла­нялись со штурмовиками и полетели даль­ше. Не тут-то было! Уцелевший фашист поборол страх и ужас, отсидевшись в сво­ем облаке. Гитлеровский выкормыш из-подтишка атаковал самолет Камозина. У Тормахова не оставалось времени для атаки -отчаянный летчик бросил ЛаГГ под трассы недоноска из люфтваффе, приняв огонь на себя. ЛаГГ Тормахова получил тяжелые по­вреждения, но рано ликовал стервятник. ЛаГГ Камозина в крутом вираже повис на хвосте мессера. Лучше бы фриц сидел в сво­ем облаке - а так ему пришлось стать рыбь­ем кормом.

18 марта Тормахов в составе группы истребителей 269-го ИАП принял участие в воздушном бое с группой из 27 Ju-87, дер­жавшей курс на Геленджик. Атаку ЛаГГов попыталась сорвать пара мессеров. Один из них атаковал самолет Тормахова, но про­махнулся. Мессер проскочил при выходе из атаки вперед, Тормахов использовал свой шанс: очереди вспороли фюзеляж «худого». Дымящий мессер вышел из боя. Второй мес­сер в это время крутил карусель с парой Яков. Тормахов короткой очередью прекратил цирк - мессер угомонился на дне Черного моря.

Очередной воздушный бой летчик про­вел 18 апреля 1943 г. в составе пятерки ЛаГГов. Патрулирование уже подходило к кон­цу, когда со стороны солнца атаковали не­мецкие истребители - излюбленный прием трусоватых гитлеровцев. Немецкие летчи­ки избегали предупреждать по радио совет­ских коллег о грядущих атаках, а ведь мог­ли бы, как никак - типа наследники рыца­рей. Пара мессеров в атаке с пикирования успеха не добилась, а на выходе из атаки охотники сами превратились в добычу. Тор-махов сбил одного Bf. 109 (летчик мессера унтерофицер Г. Пабст погиб), а второй тя­жело повредил. Немецкий истребитель вы­шел из боя, волоча за собой шлейф дыма. Тормахову засчитали две победы, но летчик мессера известный ас Вольфганг Эттель все-таки сумел дотянуть израненный самолет до аэродрома.

Через пять дней 269-й полк сняли с фронта, так как в части оставалось всего шесть боеспособных самолетов. Эти маши­ны вместе с летчиками, в числе которых оказался Тормахов, передали в 267-й ИАП.

К этому моменту Тормахов сражался в течение трех с половиной месяцев, выпол­нил 90 боевых вылетов, провел 30 воздуш­ных боев и одержал девять побед. Десятый самолет противника молодой ас сбил в на­чале мая, получив право быть представлен­ным к присвоению звания Герой Советско­го Союза. 27 мая 1943 г., прежде чем были оформлены наградные документы он, не вернулся из своего 99-го боевого вылета. В списки полка Тормахов был занесен как про­павший без вести.

На самом деле летчику удалось покинуть горящий истребитель. Обоженный пилот при­землился прямо на минное поле, однако судь­ба хранила юношу - его спасли красноармей­цы. Два месяца ас провел в госпитале. В авгу­сте Тормахов вернулся в полк, перевооружен­ный к этому времени на Як-7Б. До конца вой­ны Тормахов воевал на Яках, последний бое­вой вылет выполнил в Югославии.

Всего Дмитрий Тормахов выполнил 366 боевых вылетов, 34 из них на нанесение ударов по наземным целям, 86 на разведку и 186 на сопровождение штурмовиков. Ас провел 71 воздушный бой, сбил 14 самоле­тов лично (восемь Bf. 109, два Не-111,

CY-PR.com
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz Живые обои